Особенности доказывания по делам о применении последствий недействительности сделок

В гражданском законодательстве сделки могут быть классифицированы по основанию их недействительности. По данному критерию выделяются ничтожные и оспоримые сделки. Но для восстановления нарушенных недействительной сделкой прав и законных интересов зачастую недостаточно просто признать сделку недействительной: необходимо применить последствия ее недействительности к реальным общественным отношениям. Относительно последнего юридического действия на практике нередко возникают затруднения, о некоторых из которых мы расскажем, основываясь на примерах из практики арбитражных судов.

Требования о применении последствий недействительности сделок чаще всего заявляются стороной одновременно с основным требованием, касающимся признания оспариваемой сделки недействительной. Вместе с тем законодательство не запрещает обращаться в суды с требованием о применении последствий недействительности сделки, когда она является ничтожной, то есть не требующей судебного признания ее недействительности. По указанной категории дел в судебном заседании необходимо установить основания, в силу которых сделка считается ничтожной и, следовательно, могут быть применены последствия ее недействительности.

В качестве примера обстоятельств, подлежащих установлению по делам рассматриваемой категории, могут служить фактические данные дела №А40-101343/13-41-943, ставшего предметом рассмотрения Арбитражного суда Московского округа в 2014 году.

В арбитражный суд г. Москвы обратилось ООО НПЦ «Энерком-Сервис» с исковым заявлением к ООО «Инвестиционные технологии». Истец требовал применить последствия недействительности сделки в виде взыскания неосновательного обогащения, полученного ответчиком по данной сделке. Между сторонами по делу был заключен предварительный договор на заключение договора долевого участия, по которому истцом были переданы ответчику денежные средства. Впоследствии сторонами был подписан договор долевого участия в строительстве, который, однако, не был зарегистрирован органами Росреестра по причине несоответствия договора требованиям закона. Суды, рассматривавшие дело, при принятии решения устанавливали не только факт наличия договора, который истец считает ничтожным, размер неосновательного обогащения, но и основания, по которым сделка признается ничтожной.

В рассмотренном деле судами было также констатировано нарушение при заключении предварительного договора и договора долевого участия в строительстве требований Федерального закона от 30.12.2004 года №214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости», что повлекло за собой ничтожность предварительного договора.

По другому делу, напротив, арбитражный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, хотя истец обращался в суд только с последним требованием.

Как следует из постановления Арбитражного суда Уральского округа от 26 ноября 2014 года №Ф09-7730/14, вынесенного по делу №А76-5959/2013, в арбитражный суд Челябинской области обратился конкурсный управляющий ООО «Движение+» с иском о применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с ответчика денежной суммы. В обоснование своего требования истец сослался на то, что со стороны истца спорный договор был подписан неуполномоченным лицом. Для проверки данных доводов судами были всесторонне исследованы обстоятельства заключения договора, в том числе вопрос о правомерности подписания договора исполняющим обязанности директора, в результате чего суды пришли к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

Михаил Воронин,
адвокат МГКА, к.ю.н.

Московская городская коллегия адвокатов
Адвокат Воронин

Соблюдение про­фес­си­ональной тайны является безусловным при­о­ри­тетом деятельности адвоката

Упоминания в СМИ